Терапевт (3/4)

Каким образом это достигается? С помощью очень специфической психологической настройки самого психотерапевта. Чтобы это по-настоящему понять, нужно заглянуть в сознание психотерапевта. Если бы вы каким-то образом забрались мне в голову, то вам вполне могло бы показаться, что вы попали в сознание йога, который регистрирует поступающую извне и из внутри информацию, но эмоционально на неё не реагирует. Во время сеанса моё сознание параллельно и с определённой мерой безразличия следит и за стимулами реальности (за клиентом), и за своими реакциями к этим стимулам (за собой). Слово ”безразличие" имеет негативный оттенок. Речь, конечно, не о равнодушии, а об объективности. В своём понимании происходящего, я постоянно жму на тормоза, не давая эмоциональным реакциям обогнать осознанный курс действия. По сути, я являюсь своего рода говорящим зеркалом, роль которого дать клиенту возможность увидеть и осознать себя. Пациент быстро замечает этот странный стиль общения и оценивает его вдумчивость, внимание к деталям, и расслабляющий простор для спекуляций и рассуждений вслух о самом/самой себе.

В этом есть определённое моделирование - на каком то этапе пациент становится своим собственным зеркалом, обретая способность к спокойному самонаблюдению и соответственно к осознанному само-изменению . В этом, как мне кажется, наиболее важная цель моей профессии. Да, конечно, в какой-то мере, психотерапевт ”лечит" гуманным отношением и, в какой-то мере, является психо-педагогом, передавая клиенту различные технологии эмоциональной само-регуляции. Но это всё второстепенно. Главное же, в моем понимании, это разбудить пациента экзистенциально! Дать пациенту возможность выйти из информационного гипноза цивилизации и помочь пациенту хотя бы раз в жизни критически переосмыслить адаптационные псевдо-аксиомы, которые управляют нашей психикой и время от времени загоняют её в тупик.

Перекалибровка

Одна из таких психологических псевдо-универсалий от которой мы страдаем это ежедневное, житейское само-пиарство. Наверное вам уже понятно о чем идёт речь, но, на всякий случай, поясню. Подавляющее большинство людей, с которыми я имею дело чрезмерно заботятся о своём имидже. Проявляется это по разному - в зависимости от пола, возраста, характера и социального положения. У одних - явно. У других - закамуфлировано. Один борется за репутацию, другой настаивает на уважении к нему посторонних людей, третий утюжит брюки и чисти лаком ботинки. Выходя в общество, мы все, за исключением гениев-Перельманов и панков-Диогенов, причесываемся и прилизываемся... как будто от этого что то на самом деле зависит. Я не радикал и, конечно, понимаю, что имидж в определенных ситуациях дело важное. И на рабочее интервью-собеседование и на первое (и даже третье) свидание в домашних тапочках идти дело рисковое. Речь идет не о том, что мы прихорашиваемся, когда надо, а о том, что мы прихорашиваемся на автомате, когда это не имеет никакого значения - в походах в продуктовый магазин, в разговорах с малознакомыми и маловажными (для нас) людьми. Поясню: речь идет не только о косметике и одежде, а и том во, что мы обуваем себя словесно. Мы прихорашиваемся не только челкой на лбу, а тем, что мы говорим и не говорим о себе. Мы постоянно уточняем наши позиции, корректируем возможные искажения наших мотивов, хвастаемся нашими подвигами, защищаемся от иллюзорных и тривиальных нападок на нашу так называемую честь и требуем уважения. И таким образом, постоянно причесываясь и прилизываясь - физически и психологически - мы подлизываемся под реальность, которой в большинстве случаев на нас совершенно наплевать.

Когда мне, как психотерапевту, становится понятно, что вы - мой пациент - от этого тоже страдаете, я приглашаю вас на эксперимент. Его суть в том, что бы вы попробовали не обращать внимание на моё отношение к вам. Да, да - именно ко мне. Вызов прост: перестаньте думать о том, как я о вас думаю. И как только вы даете себе разрешение не волноваться о том, что я, как ваш психотерапевт, о вас думаю, трогается лёд клинического процесса. Освободившись от привычных оков само-цензуры и рефлексорного имидж-билдинта, вы встречаетесь сами с собой - без фасадов и Потёмкинских прикрас. Уходя, по окончании сеанса, в свою жизнь, вы уносите со собой Шекспировский прецедент осознанного выбора - быть или не быть самим/самой собой.