О Смысле Жизни

[from G. A. Somov's writings]

Вечные вопросы, типа: а что было до этого? А что будет после этого? — вовсе не бессмысленны, как утверждают большинство мыслителей и сама наука. Они — реальная потребность Сознания, которая не была бы реальной, если бы ее невозможно было удовлетворить.

Любая реальность — всегда лишь часть более общей, более большей реальности. И вопросы подобного типа следует рассматривать как одну часть более общей реальности, где вторая часть есть ответы на них.

Итак, что же было в самом начале?

Если взять середину, то есть ту окружающую среду, в которой мы теперь находимся, то нетрудно выделить ту очевидную тенденцию, что чем сложнее структура вещества или объекта, тем большим  набором свойств они обладают. И наоборот. 

Теперь если мысленно продвигаться от середины к началу, мы неизбежно придем к выводу, что в идеальном, предельном случае начало всего должно быть лишено вообще каких-либо свойств. Ведь то, что не обладает никакими свойствами, а следовательно, и субстратом, не нуждается в акте сотворения. Некому, не из чего и нечего сотворять.

Очевидно также, что полностью лишена свойств только Абсолютная Пустота — как отсутствие чего бы то ни было.

Однако отсутствие чего бы то ни было не способно, в силу своего определения, ни к каким изменениям.

Мы же, находясь в середине, знаем, что все изменяется. А это означает, что Абсолютная Пустота — даже если допустить, что она существует — принципиально не может быть началом всего.

Совершенно очевидно, что начало всего должно быть чем-то, обладающим свойством неуничтожимой самоизменчивости. Именно этого, одного-единственного свойства необходимо и достаточно, чтобы образовалось все остальное, с чем мы имеем дело, находясь в середине.

Этим одним-единственным свойством и обладает то, что мы называем первичной материей. Она же является и тем самым началом всего, чему ничто не предшествовало. И не могло предшествовать. Так как меньше одного свойства — только отсутствие свойств, то есть та самая Абсолютная Пустота, которая  неспособна в силу собственной неизменяемости стать началом чего бы то ни было.

Итак, до первичной материи не существовало и не могло существовать ничего, включая, естественно, и то, что могло бы ее сотворить. Значит, она существовала всегда. Что делает излишним сам акт сотворения или самосотворения. И это всегда, будучи синонимом вечности, содержит в себе и начало, и середину, и конец — как некие условные точки отсчета не Всему Вообще, а чему-то конкретному, что возникает, длится и заканчивается, являясь сменяющими друг друга состояниями Вечности.

Сама же Вечность, которую многие путают с бесконечностью времени, преставляет собой ни что иное, как неуничтожимость самоизменяющейся материи.

Обычно именно эта путаница и не дает ясно осознать, что первичная материя существовала и будет существовать всегда. Пресловутое бесконечное время, как некая чистая длительность, оторванная  от материи и ее изменений и, следовательно, лишенная какого-то ни было бы физического субстрата, является голой кабинетной абстракцией, пустым измышлением ума. Сама по себе она ровным счетом ни на что непригодна. Однако столь же условными отрезками длительности, с их условными же началами и концами, оказалось удобно пользоваться в качестве сравнения различных объективных процессов изменчивости с условно выбранным —  эталонным. Так возникла еще одна фикция — длительность, которую якобы можно измерять.

Но во-первых, ни в одном процессе изменчивости нет никакой длительности. Длительность — как бесконечная, так и в отрезках — не обладает физическим субстратом. Субстратом любых процессов изменчивости является само изменяющееся. Ржавеющее железо, испаряющаяся вода, стареющая клетка... И никакой длительности, как чего-то общего, лежащего в основе безгранично разнообразных процессов изменчивости, разумеется, нет и быть не может.

Итак, длительность существует не сама по себе, а лишь в качестве результата измерения. То есть в качестве условной, а не подлинной реальности.

Время — не процесс изменений, а лишь фиксация его в сознании. Исчезни сознание --- исчезнет и время, с его длительностью.

Но если, помимо сознания, нигде больше не существует ни бесконечного времени, ни его отрезков, с их началами и концами, значит не могло быть и такого события, как возникновение /начало/ первичной материи. Точно также, как не может быть и такого события, как исчезновение /конец/ первичной материи. И следовательно, первичная материя была, есть и будет всегда.

Начала же и концы, как уже говорилось, есть лишь условные точки отсчета в нашем сознании изменяющихся состояний Вечности. Той Вечности, которая полностью исчерпывается фактом неуничтожимой самоизменчивости первичной материи.

Можно бы возразить, что само понятие неуничтожимой самоизменчивости содержит в себе неустранимое противоречие. Ведь если первичная материя непрерывно самоизменяется, то вся она, рано или поздно, исчезла бы, превратясь, скажем, в различные виды вещества. Именно так и считает нынешняя официальная наука. Предпочитая, правда, не говорить, по возможности, об этом вслух. Иначе пришлось бы объяснить, откуда взялось само вещество; из чего, в частности, состоят полторы с лишним сотни элементарных частиц? Ведь не скажешь же в самом деле, что протон состоит из протонов, а нейтрино из нейтринов. Не помогут тут и гипотетические “неделимые кирпичики” — кварки. Их уже тоже набралось целое семейство, каждый член которого, разумеется, отличается от любого из остальных своих родственников... Как говорится, попробуй объясни! Тем более, что объяснять пришлось бы не одно это, а и многое-многое другое...

На самом же деле, вышепомянутое противоречие здесь лишь кажущееся. Оно возникает из неправомерной аналогии с веществом.

Любое вещество обладает присущей только ему внутренней структурой. Измени структуру — исчезнет и данное вещество, превратясь во что-то новое, в чем не останется и следа от прежнего вещества. Ну, скажем, разрушь молекулу воды. Образовавшийся из нее водород и кислород не будет иметь с водой ничего общего...

Но первичная материя, в отличие от вещества, бесструктурна. Более того, она сама является субстрактом всех без исключения элементов любой структуры. И следовательно, как не изменяй структуру чего бы то ни было, изменения эти никогда не заденут сам субстракт, то есть первичную материю. Она останется неизменной в любом отдельно взятом элементе, из которых состояла сама структура: электронах, протонах, мюонах, глюонах... И она же вновь войдет в любую новую структуру, которая образуется из этих или аналогичных им элементов. Будь это иначе, каждый из подобных элементов должен был бы обзавестить персональным субстратом, что, разумеется, абсурдно. Потому-то и ищут пресловутый “неделимый кирпичик”, из которых состояло бы все остальное.

Кварк, как выяснилось, на эту роль не годится. Но сама идея, безусловно, верна. Между первичной материей и веществом не может не существовать некое переходное звено, иначе не возникло бы и само вещество. И в образовании этого узелка первичной материи, этой материальной точки — как раз и проявляется первый акт, открывающий бесконечную череду актов ее самоизменчивости.